Я люблю тебя, мой Шалунишка!
Cайт Аллы Баркан и Международного Союза родителей
Четверг, 2017-11-23, 5:50 PM

Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Регистрация | Вход
Меню сайта

Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 285

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Главная » 2012 » Январь » 6 » ОТРЫВКИ ИЗ НОВОЙ КНИГИ АЛЛЫ БАРКАН
6:15 PM
ОТРЫВКИ ИЗ НОВОЙ КНИГИ АЛЛЫ БАРКАН

 

ЗАКАЗАТЬ КНИГУ МОЖНО ТОЛЬКО ПО АДРЕСУ unionrod2010@yandex.ru ИЛИ ЧЕРЕЗ РАЗДЕЛ "ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ" САЙТА.КНИГИ НЕТ В СВОБОДНОЙ ПРОДАЖЕ. ЗАКАЗАТЬ КНИГУ МОЖНО ТОЛЬКО У НАС.

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ГОТОВНОСТЬ К ПРОБЛЕМАМ ЭМИГРАЦИИ - ИММИГРАЦИИ ДОШКОЛЬНИКОВ И МЛАДШИХ ШКОЛЬНИКОВ
 
Довольно часто вопрос об эмиграции остаётся открытым независимо от психологической готовности к эмиграции взрослых членов семьи из-за нежелания создавать лишние проблемы своим детям. Причём, это встречается даже тогда, когда главный лозунг эмиграции – « Во имя будущего ребёнка!».
Несмотря на то, что дети полностью зависимы от родителей, и понимают, что их мнение не самое главное, тем не менее многие из них высказывает его, не скрывая своих опасений, приводя веские аргументы в свою пользу. В то же время у многих из их аргументов – прочный фундамент, ведь чем младше ребёнок, тем более несовершенны его адаптационные механизмы.
 Да, ребёнку действительно трудно адаптироваться к условиям жизни в новой стране, к новому быту, новому языку, новым друзьям, к новой школе или к новому детскому саду. Причём, чем младше ребёнок, тем меньше у него социальный опыт, и тем более он уязвим при приобретении нового опыта. Поэтому при подготовке семьи к эмиграции родители должны убедить своих детей, что они, как всегда, будут рядом с ними, и в любой трудный момент протянут им свою руку.
 Желательно, чтоб свои собственные сомнения и опасения по поводу эмиграции взрослые люди скрывали бы от маленьких детей, или доступным для них языком рассказали бы им о возможных временных неудобствах, которые могут поджидать их, подчёркивая слово – «временных».
Однако,по мнению родителей, то хорошее, что ожидает ребёнка при перезде в другую страну, не сравнимо с подобными неудобствами, и поможет их сыну или же дочери преодолеть и даже забыть все эти временные проблемы и трудности. Учитывая возрастные и индивидуально-личностные особенности своих детей дошкольного и младшего школьного возраста, родители должны разобраться вместе с ними с их взглядами и ожиданиями на предстоящую новую жизнь, хотя бы по нижеприведённым вопросам.
Причём, при этом надо учитывать, что чем меньше возраст ребёнка, тем больше живёт он в настоящем, не пытаясь понять роль будущего.
1. Пугает ли вашего ребёнка переезд на новое место жительства или же нет?
2. Жалеет ли он, что с ним не поедут его бабушки и дедушки, тёти и дяди, другие близкие родственники?
3. Не будет ли он скучать по друзьям и подругам?
4.Не будет ли он скучать по детям в детском саду и своим одноклассникам?
5.Не будет ли он скучать по своим воспитателям и учителям?
6.Не будет ли он скучать по детям и преподавателям из секций и кружков, которые он посещал?
7.Не боится ли он трудностей в изучении нового языка?
8.Не будет ли он бояться посещать новый детский сад или новую школу, где придётся ему разговаривать на новом для него языке?
 9.Желает ли он иметь новых друзей?
В зависимости от возраста ребёнка и цели семейной эмиграции вопросы могут быть разными.
При эмиграции «замуж за рубеж» у ребёнка желательно узнать также ещё его мнение:
10. Согласен ли он жить с новым папой?
11.Согласен ли он жить вместе с родственниками нового отца?
12.Не будет ли он скучать по своему родному папе, который не переедет вместе с ними на новое место жительство?
Как правило, разные мотивы эмиграции предполагают и разные вопросы к ребёнку, вытекающие из предварительной беседы родителей с детьми.
В любом случае ребёнок должен знать, что при переезде в другую страну его ожидают не только сладкие пряники…
Чем больше положительных ответов в пользу эмиграции родители услышат от собственных детей, тем легче будет протекать семейная адаптация к условиям жизни в новой стране проживания.
 Однако, положительные ответы на эти вопросы не всегда означают - «да». В зависимости от смысла вопроса положительным ответом может быть также и - «нет». Кроме этих полярных ответов на эти вопросы возможен и промежуточный вариант – « не знаю»…
Ответ «нет» можно считать положительным для эмиграции в вопросах: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 12.
В то же время дети этого возраста ещё просто не в силах предвидеть или же правильно смоделировать ситуации, выясняемые подобными вопросами, поэтому к их ответам желательно относиться критически.
 Наиболее благоприятны для адаптации к условиям эмиграции «промежуточные» варианты ответов, свидетельствующие о том, что ребёнок надеется благоприятно перенести адаптационный процесс благодаря своим родителям.
 
ЗАКАЗАТЬ КНИГУ МОЖНО ТОЛЬКО ПО АДРЕСУ unionrod2010@yandex.ru  ИЛИ ЧЕРЕЗ РАЗДЕЛ "ОБРАТНАЯ "СВЯЗЬ" САЙТА.ТОЛЬКО У НАС...ТОЛЬКО У НАС...
 
 
ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ГОТОВНОСТЬ К ПРОБЛЕМАМ ЭМИГРАЦИИ - ИММИГРАЦИИ У ДЕТЕЙ ПОДРОСТКОВОГО И ЮНОШЕСКОГО ВОЗРАСТА.
 
Безусловно, когда речь идёт о детях этого возраста, говорить о проблемах детсада уже не приходится. Здесь проблемы гораздо серьёзнее, и, по мнению этих детей, более значимые, особенно если они уже начали вкушать взрослость. Как правило, помимо того, что волнует дошкольников и младших школьников, у детей подросткового возраста есть ещё и собственные нюансы в этих проблемах.
Тинейджерам очень трудно расставаться…, расставаться со своими единомышленниками по интересам и неформальным группам, которых, может быть, до этого они искали всю жизнь, а главное - расставаться со своей первой любовью.
К тому же, если подросток уже думает о своей будущей профессии, выбрав себе какое-то подходящее на его взгляд высшее учебное заведение, то вряд ли доводы его родителей, что за границей учиться лучше, подействуют на него. Зачем же «лучше», если нравится именно это…
В то же время нельзя забывать и то, что в подростковом возрасте большинство тинейджеров производят переоценку ценностей качеств своих родителей, причём, чаще всего не в их пользу, нередко вступая в прямую конфронтацию с отцом или матерью.
Короче говоря, причин для недовольства желанием родителей эмигрировать у тинейджеров множество. И если детей более младшего возраста ещё как-то можно уговорить, то на подростков уже уговоры почти не имеют влияния. Они гнут свою линию, предпочитая стать даже так называемыми «социальными сиротами», оставшись жить в родном городе на попечительстве близких родственников, которым будут помогать их родители, уехавшие жить за границу, чем мчаться вслед за мамами с папами неизвестно куда.
Я знаю много примеров, когда из-за нежелания детей этого возраста, откладывалась эмиграция их родителей. А когда, повзрослев, некоторые из этих бывших подростков уже «созревали» сами для переезда на новое место жительство в другую страну, но семье отказывали в визе в посольстве, они винили своих родителей в мягкотелости и родительском несовершенстве.
В то же время, присутствие хорошо адаптированного подростка в семье в условиях иммиграции, значительно облегчает адаптацию всей семьи в целом, хотя бы по той причине, что тинейджеры быстрее родителей усваивают иностранный язык, и могут помочь при языковой беспомощности взрослых.
В любом случае, когда речь идёт о семейной эмиграции, родители должны приложить все усилия, чтобы она не оказалась бы половинчатой. А если цель эмиграции - лучшее будущее ребёнка, то упорное нежелание эмигрировать именно этого ребёнка – лишний повод задуматься: надо ли в самом деле тащить буквально на привязи сопротивляющегося тинейджера в чужую страну, помимо его желания и воли.
 Не проще ли просто дождаться более благоприятных времён, постепенно подготавливая подростка к этому шагу.
 
 
ВЗАИМОСВЯЗЬ ОСОБЕННОСТЕЙ СЕМЕЙНОЙ АДАПТАЦИИ К УСЛОВИЯМ ЖИЗНИ В НОВОЙ СТРАНЕ С ОСОБЕННОСТЯМИ АДАПТАЦИИ КАЖДОГО ЧЛЕНА СЕМЬИ.
 
Между адаптацией каждого члена семьи и общей семейной адаптацией существует прямая зависимость. Если все члены семьи успешно проходят адаптационный процесс, можно говорить об успешной семейной адаптации. Но если даже у одного из членов семьи, особенно ведущего, преобладают негативные моменты, то эти моменты обычно откладывают свой негативный отпечаток и на успешную адаптацию других членов семьи.
Иначе говоря, «минус» одного из членов семьи может превратить в «минус» и «плюс» другого.
 
 У тридцатилетней Дианы, эмигрировавшей вместе с семьёй на родину своих дальних предков в Германию, всё складывалось как нельзя лучше. Её прекрасное знание немецкого языка ( окончила факультет иностранных языков) помогло ей сразу же найти хорошую работу в немецкой фирме, сотрудничающей с Россией.
Её сын попал в хороший детский сад, и его знание немецкого языка значительно облегчило адаптацию к дошкольному учреждению.
У мужа тоже всё сложилось прекрасно. Он сразу смог найти себе работу, пусть даже и не по специальности, но хорошо оплачиваемую. Семья смогла купить себе уже машину, правда не новую, но на ходу, в отличном состоянии. В России даже не могли мечтать об этом, живя на скудные зарплаты учительницы с инженером. Короче говоря, в их молодой семье вдруг появилось хоть какое-то материальное благополучие, радующее Диану и её мужа. Но… только не её маму, маму-немку, из-за которой, собственно говоря, семья и решилась на эмиграцию, ведь отец Дианы – украинец, правда, с ними давно не живёт.
 Её мама просто впала в депрессию. Почти не разговаривает, ходит темнее тучи, и не успевает вытирать слёзы. Всё ей здесь не так… Нет рядом её давних подруг, люди не такие открытые, замкнутые и сухие, с врачами не поговоришь, им некогда тебя выслушать…
Диана попыталась найти маме новых подруг, но всё впустую. Ей нужны старые, давние…Она хочет жить в своей прежней квартире среди прежних соседей, ходить к своему врачу в поликлинику, в свой продовольственный магазин…
Да, она поняла, что старая бедная, но привычная для неё жизнь, гораздо лучше новой и сытой. Она хочет вернуться на родину, а вернее домой. Молодые пусть остаются, если им здесь понравилось. А ей надо домой. Но разве может Диана оставить маму одну, когда у неё там, в России, нет даже каких-нибудь близких родственников. Конечно, не может. И если не сможет уговорить, придётся всем вместе возвращаться в Челябинск, хотя это вовсе не лучший вариант. Но есть ведь ещё чувство долга, которое значимее всех материальных благ.
Так что сегодня - семья на перепутье. И если молодой женщине не удастся переубедить пожилую – конец эмиграции и начавшим уже осуществляться прежним иллюзиям…
 
 
РЕБЁНОК ОТ СМЕШАННОГО БРАКА
 
Мы уже говорили, что одной из причин превращения любимого ребёнка в мешающего ребёнка при эмиграции «замуж за рубеж», может быть рождение общих детей во вновь созданной семье русскоязычной женщины и её мужа – иностранца. И ничего здесь необычного нет. Любой брак предполагает рождение ребёнка и смешанный не исключение. Вообще, смешанный брак типа «замуж за рубеж» - это не всегда интернетный вариант, есть и другие, более оптимальные и искренние.
Например, таким браком может завершиться – совместная учёба в университете или аспирантуре, работа на одной фирме или на одном предприятии в России и за границей, дружба семьями, знакомство в отпуске, просто случайные встречи… Собственно говоря, поводы для знакомства практически те же, что и при создании семьи в своей стране, но с более частыми виртуальными знакомствами через специальные сайты Интернета.
 Как правило, если даже у русскоязычной женщины нет ребёнка и её брак с иностранцем первый и единственный, чаще всего именно жены едут на родину мужа, а не мужья на родину жён. В любом случае, кто-то из них эмигрирует или уже эмигрировал ещё до знакомства со своим спутником жизни. А это уже свидетельствует о том, что кто-то из них имеет более уязвимое положение в связи с адаптацией к новой стране проживания. И если в такой семье появляется ребёнок, когда ещё кто-то из родителей не сумел полностью адаптироваться к новым условиям жизни, то неблагоприятные факторы адаптационного процесса мамы или же папы могут отразиться также на малыше.
Помимо этого различие в менталитетах практически во всех случаях сказывается на воспитании такого ребёнка, особенно тогда, когда папу учили с детства считать тот или иной поступок плохим, а маму – хорошим… Менталитет – главный камень претковения в воспитании ребёнка в смешанном браке, и если родители не находят общие точки соприкосновения, то из-за этого может даже разрушиться семья.
А если и не разрушается, а продолжает функционировать, ребёнок, как правило, между двух огней. В то же время такая ситуация бывает и в обычных браках, когда взгляды на многие ценности жизни и восптание детей у мужей и жён, независимо от общего менталитета, совершенно разные. Однако ребёнку от смешанного брака, как правило, достается намного больше, чем при обычном браке, от коррекции его поведения родственниками мамы или папы, над которыми в самом деле властвует разница в менталитетах.
Из-за этой разницы у бабушек и дедушек появляются большие расхождения во взглядах на жизнь не только внуков или внучек, но и самих родителей ребёнка. При этом тёщи и свекрови, не задумываясь о последствиях, и о том, что испытывают дети, пытаются перетянуть канат воспитания в разные стороны, каждый в свою. Но и такое тоже встречается в обычных семьях, когда родители жены не могут примириться с родителями мужа, или наоборот, считая брак неравным, потому что дочь их или сын успешнее супруга ( супруги), и вряд ли стоит им пытаться сохранить семью. А пока бабушки и дедушки с родителями выясняют отношения, страдают дети.
Когда же смешанный брак по любви то, несмотря на разницу в менталитетах и нарекания всех родственников, мамы и папы ищут пути стирания различий, и, уступая один другому, находят общий знаменатель в вопросах воспитания детей. При браке «за страну» и «за достаток» всё это превращается в источник бесконечных ссор и ваш ребёнок чувствует себя виновным в них. Кроме того, он не допонимает, что происходит в собственной семье.
Особенно ребёнку тяжело в тех ситуациях, когда вдруг кто-то из родителей подчёркивает своё превосходство, ведь папа с мамой для него равны. А превосходство - это превосходство своей национальности, культуры, религии над нацией или культурой, религией своей жены, своего мужа…
 Но главная проблема в том, что кто-то из родителей детей живёт на своей родине, а кто-то – нет, покинув её ради брака, создания и сохранения семьи. И тот, кто поменял свою страну ради семьи, на новую, пока ещё чужую, гораздо больше уязвим, чем его спутник жизни. И эта уязвимость может сопровождаться чувством неполноценности, неполноценности из-за того, что окружающие тебя люди- коренные жители страны, не всегда правильно способны понять ход твоих мыслей и поступки. Всё это безусловно отражается на психике и поведении родителя, который эмигрировал ради семьи, передаваясь и тому, кто у себя на родине.
 В такой семье господствует обычно атмосфера раздражительности с вербальной или косвенной агрессией. И снова стрелочник – ребёнок, ведь на нём проще разрядиться, чем на взрослом, который может дать отпор. Правда такая атмосфера не свойственна благоприятным вариантам адаптационного процесса. В такиих случаях речь идёт о неблаприятной адаптации.
Когда-то я консультировала в Берлине девочку, на рисунках которой её папа был похож на двуликого Януса – на одном рисунке как монстр, смотрящий вперёд, на другом – в виде ангела, смотрящего назад.
И в рассказах Галинки о семье, несмотря на её восемь лет, почти не было логики, когда речь шла о папе. Что любила его – это было понятно, так же как и то, что презирала. Презирать в восемь лет родного отца…Причём, как оказалось, папа был из Берлина, но приехал учиться в Москву. А в Москве познакомился с мамой Галинки и влюбился в неё. Потом стал её мужем и у них появилась Галинка.
Это всё мне поведала девочка.
- В Москве у нас всё было прекрасно, - вспоминала мама Галинки, отвечая мне на мои вопросы в отсутствии дочери.
– Арнольд был заботливым мужем и нежным отцом. Закончил учиться. Хорошо разбирался в компьютерах и остался работать в Москве. Всё было не хуже, чем у других. Я даже не чувствовала, что он из Германии, а я из России. Но мама Арнольда звала постоянно в Берлин. Приехали в гости.
В Берлине понравилось. Арнольда позвали работать на фирму, где был оклад больше в пять раз, чем в Москве. Естественно, он согласился. Так мы оказались в Берлине. Муж выбрал квартиру поближе к родителям, теперь там днюёт и ночует.
Родители старые, им нужен уход. Уход то им нужен, а вот дать советы сынку, как нам жить, у них силы есть, предостаточно. Они критикуют меня. То это не знаю, то …то…Причём критикуют уже при Галинке. Арнольд же при этом молчит. А дочери это не нравится. Муж здесь превратился в другого мужчину и видит во мне теперь лишь недостатки. Как будто его подменили. Взрывается по мелочам. Кричит, что мы с дочерью тут дармоеды, пытаемся жить, как в России, но это уже не Москва. И я ощущаю себя здесь униженной.
Хотела вернуться домой. Но как тогда быть мне с Галинкой, она ж вырастет без отца. А он её любит, любил до приезда сюда… к своей милой мамочке, к своему папочке…
Вспоминаю, какая ненависть и презрение таились в словах «мамочке», «папочке», и в который раз убеждаюсь, что такое могло случиться не только в смешанной семье и при разных менталитетах. Но…при смешанных браках это главные аргументы для развода.
 И то, что случилось в семье Галинки, – не редкость, скорее закономерность. Не каждый из нас выдерживает испытание « под одной крышей» с людьми, которых ты лишь раздражаешь. А родителей Арнольда, как я поняла, раздражало действительно многое, ведь маме Галинки была чужда немецкая пунктуальность и расчётливость, она не выдерживала их вечные разговоры о деньгах, не скрывая своего отношения к этому.
Широкая славянская натура гордилась своей гостеприимностью и щедростью, не задумываясь о том, что щедрость была за счёт получающего высокую зарплату мужа, а не за её деньги. В Германии так мало кто позволяет себе жить.
 Вообщем, все были по-своему правы, а страдала от этого маленькая девочка, не разбирающаяся ещё в тонкостях менталитета, но понимающая, что папа почему-то начал обижать в Берлине маму, которую очень любил в Москве. И виноваты в этом его родители, с которыми он, по мнению мамы, ведёт себя, как маленький ребёнок, забывая о том, что у него самого уже есть почти взрослая дочь.
А папы должны быть папами, а не детьми. Наверное, менталитет – испытание на любовь, но не в состоянии победить её… Когда любовь есть, то даже «маменькины сынки» и «папины дочки» не идут на поводу у своих родителей, отстаивая своё законное право на это чувство, нередко даже вопреки желанию обожаемых ими мам и пап.
А когда её нет или же она угасает – менталитет поднимается во весь рост и даже свирепствует, давая о себе знать. Во всяком случае, я знаю не меньше счастливых смешанных семей, чем семей, где этого различия нет.
 Другое дело, что во время адаптации к новой стране – родине жены или мужа, где, казалось бы, у смешанных семей есть преимущество – их там кто-то ждёт, и не кто-то чужой, а близкие люди, подобное преимущество может оказаться и главным недостатком, превратившись в яблоко раздора между мужем и женой.
 В то же время, одним из главных преимуществ для адаптации ребёнка из такой семьи является то, что почти все дети из смешанных браков – двуязычны с рождения, естественные билингвы, и очень часто знакомы с культурой своих родителей. В связи с этим культурный шок им практически не грозит.
Таким детям не ведом языковый шок, самый главный стрессогенный фактор во время адаптации к дошкольному учреждению и школе. На примере адаптации к новым условиям жизни в новой стране проживания детей из смешанных браков можно понять, что только хорошее усвоение вашим ребёнком, эмигрировавшим вместе с вами, социального языка (языка местных жителей), может помочь ему без особых потерь пережить сложности адаптационного периода.
Короче говоря, ваш ребёнок должен стать двуязычным, или как сейчас говорят, ребёнком – билингвом.
 
РОЛЬ « ЛОЖНЫХ ДРУЗЕЙ» ПЕРЕВОДЧИКА В ПОЗНАНИИ РЕБЕНКОМ ВТОРОГО ЯЗЫКА
 
Несмотря на то, что ребенку, знающему родной язык, из-за одинакового звучания «ложных друзей переводчика» на первом и втором языке, или же из-за сходного написания их на двух языках, такие слова очень легко запомнить, неправильное употребление их приносит ему много горьких минут.
Ребёнок разочаровывается в самом себе и своих возможностях, особенно при переводе таких слов с одного языка на другой. Поэтому родителям и педагогам, прежде чем обучать детей иностранному языку, желательно выяснить наиболее часто употребляемые во втором языке такие слова – искусители, соблазняющие ребенка стать «переводчиком», лишь смешившим людей. Поговорите со своими друзьями, попавшими на эту удочку.
Вспомните о собственных курьезах при общении с иностранцами или при поездке в другую страну, и вы поймете, что в таких ситуациях эти «друзья» подстерегают нас на каждом шагу.
Помню, как одна знакомая рассказала мне о своей поездке в Испанию, где ее обозвали дебилом, во всяком случае ей так показалось…
Но в ответ на обиду переводчик спокойно объяснил ей, что «debil» по-испански означает лишь слабый. А она в этот день в самом деле плохо чувствовала себя и не в силах была поднять свой чемодан.
Нечто подобное произошло и с другой нашей знакомой, спросившей в Турции на английском языке – где остановка автобуса, и услышавшей в ответ - слово «дурак» (durak), правда с несколько иным ударением, чем в русском языке, да к тому же с иронией.
А ирония заключалась в том, что молодой человек, обозвавший ее, улыбаясь, приветливо указал ей – куда надо идти. А ее мужа, вступившегося за нее, этот же молодой турок оскорбил еще больше, назвав бабой (baba), с нерусским акцентом и ударением, очевидно еще не освоил правильно это слово. .
После такого «гостеприимства» оскорбленные отдыхающие дали слово, что больше уже никогда не появятся в этих краях. И каково же было их удивление, когда администратор отеля, которому они пожаловались на недостойное поведение местного населения, успокаивая, объяснил им, что слово «durak» означает в турецком всего лишь навсего остановку транспорта, а слово «baba» – отец.
Короче говоря, если бы муж и жена обратили б внимание на ударение, не считая его неправильным с позиции русского языка, то может быть догодались бы сами, что здесь что-то не так, и никто не хотел их унизить.
Еще более интересный курьез произошел с нашим знакомым, поехавшим отдыхать в Сербию.
После того, как его сосед - серб за столом в ресторане, обедавший с ним уже несколько дней, увидев, что его спутница после ссоры за завтраком пришла на обед с другим мужчиной, желая утешить его, объяснил все «поносом», причем слово «понос» звучало совершенно отчетливо, он не просто опешил, а потерял дар речи.
С возмущением покинув зал ресторана, он рассказал обо всем своему сербскому другу, знающему русский язык, попросив его, чтобы тот помог ему пересесть за другой стол, так как место для каждого отдыхаюшего было постоянным. Кроме «поноса» мужчину возмутило также и слово «нагло», брошенное ему вдогонку этим же дерзким соседом по столу.
Правда, помимо этих «знакомых» слов в разговоре собеседника звучали еще какие-то фразы и слова, но в них не было ничего общего с русской речью, поэтому, что они означали, было трудно понять.
В любом случае общаться с таким наглецом, а знакомый, уже, расставив акценты, сделал вывод, кто из них двоих наглый, он больше не собирался. Но…друг успокоил его, объяснив, что «понос» в Сербии не понос, а всего лишь навсего означает слово «гордость». «Нагло» тоже не наглость, а – «стремительно, резко».
И, скорее всего, его сосед по столу в ресторане хотел просто сказать то, что гордость не позволила ему помириться со спутницей, а вместо примерения он лишь стремительно покинул ресторан.
Смешной случай мне рассказали также приятели, в первый раз посетившие родственников на Украине или, как теперь говорят, в Украине, проживающих в небольшом городке. Из разговора с соседями своих родственников они поняли то, что те очень хотят пригласить их к себе на обед, правда лишь через год (годину), когда родина вся вернется из города. Решив, что с головами соседей не все в порядке, наши друзья, утвердительно кивнув им в ответ, поспешили уйти к своим родственникам, и чтобы не разочаровывать тех в соседях, ничего не сказали им о своем разговоре.
А когда хозяйка спросила - не пригласили ли их соседи к себе на обед, то они, не скрывая иронии, собщили – да, да, пригласили, правда лишь через год, когда родина их, а вернее страна Украина, возвратиться из города… Так как речь шла на русском, то скорее всего их хозяйка решила, что и с ними тоже что-то не так, потому что смотрела на них с удивлением, словно видела всех в первый раз, попросив, объяснить чуть подробнее, что сказали соседи…
Но пока она как-то пыталась понять – почему через год, причем здесь Украина, о каком городе идет речь, муж соседки пришел за знакомыми, сообщив им, что «родина» вся уже дома и вернулась из «города», чтобы встретиться с ними. Оказалось, что слово «година» означала не год, а лишь час, слово «родина» означало семью, «город» же – это был огород. И соседи сказали им только лишь то, что они приглашают их к себе на обед через час, когда вся семья их возвратится домой с огорода…
Интересный случай произошел и с нашими знакомыми-москвичами, приехавшими в гости к своим немецким друзьям, с которыми они общалась лишь по-английски, совершенно не зная немецкого языка.
Сын друзей почему-то в отсутствии родителей, когда те были на работе, а знакомые собрались самостоятельно прогуляться по городу, предложил мужчине положить свой рот на кровать. Не понимая, что это означает, приняв все за глупую шутку, муж решил по мобильному телефону все-таки уточнить у знакомой, проживающей тоже в Германии, о связи этой галиматьи с особенностями местного менталитета – может быть они просто надоели ребенку.
 Ну, а так как во всем разговоре весь акцент делался на кровати и рте, то ничего не понимающая знакомая из Мюнхена, их решила утешить, пригласив к себе в гости, где им будет комфортно, пока вдруг ее не осенило, что «кровать» - это просто « Krawatte» по-немецкому галстук, а «рот»( rot) - переводится « красный». Очевидно ребенок хотел им сказать что-то о красном галстуке, ведь они в самом деле подарили такой его папе.
Так, благодаря русскоязычной знакомой из Мюнхена, не разладилась дружба иностранцев друг с другом. А когда москвичи позже им рассказали о «кровати и рте», все смеялись уже до упаду. И теперь этот случай для наших друзей – лучшее воспоминание о поездке в Германию.
 
ОТРАЖАЕТСЯ ЛИ ИЗУЧЕНИЕ ИНОСТРАННЫХ ЯЗЫКОВ НА СОСТОЯНИИ ЦЕНТРАЛЬНОЙ НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ РЕБЁНКА
 
Подобный вопрос волнует многих родителей детей, вынужденных из-за перемены своего места жительства менять не только страну проживания, но и социальный язык.
Под маской заботы о здоровье ребёнка противники билингвизма считают, что дети должны забыть родной русский язык, хотя бы ради сохранения своего здоровья, и полностью заняться освоением нового, социального языка, языка будущего ребёнка.
В то же время высказывания специалистов, касающиеся этого вопроса, совершенно иные. Так, по мнению Жана-Мари Аннони, одного из ведущих специалистов-нейропсихологов Швейцарии, занимающегося этой проблемой, подобные опасения людей беспочвенны и не объективны.
Никаких патологических изменений в мозге билигвов и полиглотов нет. Каждый язык как бы записывается в нём, и при помощи специальных «переключателей» человек в нужный момент легко переходит с одного языка на другой, так же как и с одного вида деятельности на совершенно иную деятельность, благодаря механизмам ментального контроля.
Если ребёнок начал изучать второй язык до 5 лет (ранний билингвизм), то оба языка у него смешаны. Когда же мы изучаем иностранный язык в более позднем возрасте, то запись его происходит в тех же структурах, но в несколько большем пространстве, иначе говоря, для изучения этого языка требуется чуть больше серого вещества мозга. Несмотря на то, что при позднем изучении нового языка база не меняется, используются другие мозговые структуры. Но это не свидетельствует о том, что второй язык будешь знать хуже первого.
 Если жизнь складывается так, что ему надо стать доминантным, то познания в нём вряд ли будут хуже, чем в первом. Другое дело, что есть языки где ряд звуков познаётся автоматически до 7 лет, а потом это происходит с трудом. В то же время, это вовсе не означает, что владение родным языком станет хуже. Зато после овладения четвёртым языком мозг человека приобретает специфические навыки к изучению аналогичных языков…
Так что полиглоты не такое уж редкое явление… Наверное, скорее всего, желание стать полиглотом у человека вообще появляется после того, как он выдержал испытание билингвизмом.
 
 СОВРЕМЕННЫЕ НАУЧНЫЕ ДАННЫЕ О СЕКРЕТАХ БИЛИНГВИЗМА.
 
Помимо этого мнения, недавно в прессе появились и новые данные исследователей, касающиеся феномена билингвизма. Израильские учёные из Университета г. Хайфы в процессе реабилитационной терапии больного, перенёсшего на фоне энцефалита обширное кровоизлияние в мозг, из-за которого значительно пострадала его речь, обнаружили, что, несмотря на то, что первым и родным языком больного был иврит, а вторым и неродным арабский язык, восстановление неродного языка оказалось более успешным и эффективным, чем первого.
Всё это говорило в пользу того, что главные проблемы с речью у этого больного были связаны в основном с запасом слов пациента, а не со значениями этих слов.
Такие выводы натолкнули руководителя данного исследования Рафика Ибрагима на мысль, что подобное может служить доказательством того, что разные языки у людей, владеющих сразу несколькими языками, «хранятся» в разных областях мозга. Серьёзные исследования в области билингвизма продолжают совершенствоваться, так что мы будем свиделями ещё более сенсационных открытий… .
Просмотров: 1348 | Добавил: Barkan
Поиск

Cчетчик Openstat

Друзья сайта
  • Бим-Бад Б.М. Педагогика
  • Образовательный портал «Внешкольник.ru»


  • Copyright A. Barkan © 2017
    Конструктор сайтов - uCoz